Интервью с Андреем Макаревичем и Алексеем (White) Беловым:
"Музыка постепенно умирает, потому, что всё в ней уже придумано!"



Андрей Макаревич дал в Зеленограде 2 совершенно разных концерта. 25 октября - в клубе МИЭТ с Оркестром креольского танго и 27 октября в ресторане Москва с Алексеем (White) Беловым. Войдя в помещение ресторана, Андрей сказал: О, милое местечко! Только тут как-то домашняя атмосфера - дети, собаки... Надо их будет растормошить! Перед тем, как начать слушателей тормошить, Андрей и Алексей ответили на несколько вопросов корреспондента Zelenograd.ru:

Андрей Макаревич

— Оркестр креольского танго был вами создан в 2002 году. Тогда же начали появляться песни, кардинально отличающиеся от всего, что вы делали раньше. Откуда взялась идея его создания? Почему решили назвать группу именно так?

(Макаревич) Название было высосано из пальца, потому, что для меня самое большое мучение - это придумать название песням, пластинкам и ансамблям. Я потом уже понял, что группа названа нелепым совершенно образом. Почему-то у Леннона название его команды тоже состояло из 3-х слов (Plastic Ono Band - прим. корр.), но мы не искали аналогии, не знали просто, как назвать. А ансамбль получился потому, что я всегда любил, когда хорошо играют свинг, хороший фортепианный джаз. И никогда сам этого не умел, потому, что в тот момент, когда я мог бы этому научиться, я учился играть рок-н-ролл. А два раза одно и то же время не даётся. Отец мой обожал джаз, дома у нас он всё время звучал - были и пластинки, и сам он играл. А я как собака, всё это очень хорошо слышал, любил, а играть не умел. И случайно, 6 лет назад, когда мне уже ОЧЕНЬ хотелось что-то такое сделать, а я к этому моменту уже с Папоротником записывался, на дне рождения у Валеры Сюткина играли какие-то ребята. И я слышу, что играют они так, как я бы хотел, чтобы со мной играли. Молодые ребята. Я к ним подхожу и говорю: Вы кто такие? Откуда взялись? Я вас первый раз вижу!. Они говорят - Мы из Казани, хотим Валерке подарок сегодня сделать. Я им говорю - А давайте мы с вами одну песенку попробуем записать? они говорят - С удовольствием, не вопрос, конечно, давайте!. Через два дня мы собрались в студии, и я понял, что попал пальцем в небо, что они - лучшие. Мало того, за эти 6 лет только сильнее в этом убеждаюсь, потому, что теперь я знаю почти всех, и лучше их нет. Мне просто невероятно повезло, и я в этом усматриваю присутствие ангелов.

— Песни для одного из ваших альбомов (Тонкий шрам на любимой попе) написал Марк Фрейдкин. Ещё один альбом написан по песням Булата Окуджавы. Планируете ли записывать ещё подобные альбомы?

(Макаревич) Такие вещи не планируются. Как можно запланировать, например, влюбиться через месяц? Через 2 недели мы едем с Креольцами в Лондон, записывать альбом уже из наших песен. Грубо говоря, там будет 10 песен моих, одна, как ни странно, группы Ундервуд, потому, что она мне очень нравится, и группа и песня. И одно стихотворение Михаила Генделева с нашей музыкой. За время, когда мы записывали чужие песни, которые я очень люблю, накопились собственные.

— Некоторые ваши песни исполняются на стыке шансона и джаза. У нас в стране шансон ассоциируется с подвыпившими дядечками, поющими что-то сентиментальное про зону и мусоров. Во Франции, откуда шансон родом, он романтичен и лиричен. Ваш шансон, на мой взгляд, кардинально отличается от обоих, он ироничен и задирист. Это ваше изобретение? Или кто-то вас вдохновил на подобную трактовку?

(Макаревич) Да, французский шансон, а шансон пошёл именно из Франции, а не наоборот, совершенно отличается от того, что под ним понимают у нас. У меня что-то совершенно своё, потому, что я не ориентировался ни на толстых, ни на тонких дядечек. И ни на какие классификации, я в них вообще не очень понимаю. Когда 40 лет назад Биттлз делали свои песни, особенно начиная с 67-го года, для них вообще не существовало понятия жанра. Если песня требовала фокстрота 30-х годов, они делали фокстрот 30-х. Если требовала джазового фортепианного проигрыша, они его туда вставляли. Если нужен был оркестр, они его приглашали. Только так и можно что-то делать. В этом смысле Оркестр креольского танго - уникальная команда, потому, что для них нету того жанра, которым они не владеют - от этники до авангарда, включая традицию и всё, что угодно. Поэтому меня всегда удивляют люди, которые говорят - Мы играем в стиле джаз-рок! Они мне сразу становятся неинтересны. Почему надо ограничивать себя каким-то стилем? Как может художник для себя решить, что он будет пользоваться только синей и красной краской, а жёлтой - не будет? А если картинка следующая требует этой жёлтой? Откуда такие ограничения? Я не знаю, в каком стиле мы работаем. Но у меня есть подозрение, что мы действительно сделали что-то новое, потому что, вообще говоря, джазовых баллад на русском языке в нашей стране никто не писал. Хотя, когда я их писал, я не думал, что это будут джазовые баллады, так вышло.

— Вы перепели песни Булата Окуджавы, добавив в них что-то своё. Недавно вы перепели старые хиты Машины времени, изменив аранжировки. Вы говорили, что в те времена, когда они были написаны, сочиняли песни вы хорошо, а вот исполнение было так себе. Может случиться, что те же самые песни лет через 10-20 вами же перепоются снова?

(Макаревич) Нет, не думаю.

— То есть вы нашли то самое звучание?

(Макаревич) Мне кажется, что да. Я не думаю, что какое-то новое музыкальное ощущение меня осенит. И не думаю, что за это время придумают какой-нибудь новый музыкальный жанр, вряд ли! У меня есть ощущение, что музыка постепенно умирает, потому, что всё в ней уже придумано и, к сожалению, не сегодня.

— Есть люди, тихо коллекционирующие марки. Об их хобби может никто не знать. Ваши же увлечения широко известны публике, они уже, можно сказать, перешли из разряда хобби в профессию (кулинария, дайвинг, рисование, путешествия). Какие ещё интересные проекты планируете реализовывать? Есть ли какие-нибудь увлечения совсем для себя?

(Макаревич) А у меня все увлечения - для себя! И так вышло, что все мои увлечения из хобби перешли в ранг профессии. И это очень счастливое состояние. Понимаю, что мне невероятно повезло. И вот сегодня (в ресторане Москва - прим. корр.) вы думаете, я приехал для кого-то выступать? Нет, я приехал играть для себя, никаких денег я не заработаю. Мне просто в кайф со своим старым товарищем, с хорошей блюзовой командой поиграть стандарты (стандартами называют общеизвестные произведения, классику жанра - прим. корр.). Если мы что-то делаем с Машиной, то потому, что мы 38 лет вместе и нам в кайф что-то вместе сочинять. С Креольцами тоже свой кайф, совершенно другой. А если всё это ещё и приносит деньги, то ради бога, это большая удача. Увлечений, которыми я не занимаюсь профессионально, у меня нет. Если мне что-то интересно, я начинаю этим заниматься и профессионально.

— Если вы приходите домой и хотите приготовить что-нибудь для себя, то, каким будет блюдо? Вы будете готовить что-то сложное, экспериментировать или жареная картошка - это любимое домашнее блюдо?

(Макаревич) Если я прихожу домой, то я умираю, так хочу спать, потому, что происходит это обычно поздно ночью. Если жена что-то мне оставила, я это быстро съедаю, если нет, то падаю без этого.

— Вы коллекционируете книги?

(Макаревич) Я не коллекционирую книги, я вообще не коллекционер. Коллекция предполагает какую-то законченность, например цель - собрать все первые издания акмеистов, условно говоря. У меня нет такой цели, я просто люблю хорошие книги, оставляю у себя те, которые мне когда-нибудь захочется перечитать. И это получается не коллекция, а, скорее, библиотека.

— В более ранних интервью вы рассказывали, что для вас стала открытием группа 5nizza. С тех пор группа распалась. А сейчас есть какой-нибудь коллектив, который вы могли бы назвать открытием?

(Макаревич) Да, очень жалко, у них была такая яркая первая запись, что мне казалось, этого потенциала хватит лет на 5-6, а они сдулись очень быстро.

— Ну сейчас у них сольные проекты есть.

(Макаревич) Это всё уже... Не очень яркие перепевки того, что получилось в самом начале. Вообще такого сильного потрясения нет. Могу только назвать имя девушки, которую я сейчас записываю как продюсер.

— Какое-то время назад вы заявляли, что продюсерская работа вам не близка, и вы не будете никогда ею заниматься...

И не планировал. Но когда я услышал, что она сочиняет и как поёт, я понял, что ей надо просто помочь. Я не уверен, что моего имени, авторитета и сил хватит на то, чтобы сделать её известной, потому, что сегодня для этого нужно не имя и не авторитет, а деньги, причём, очень большие. Таких денег нет, никто под неизвестное имя денег не даст. Но она уникальная. Она из города Липецк, её зовут Кристина Прилепина. Кристина победила в конкурсе День открытых дверей, который мы проводили на радио Шансон в прошлом году. Ей 20 лет и она сочиняет удивительные песни, ни на кого не похожие. Я пытался понять, откуда это вырастает, спрашивал, кого она слушает, но так и не понял, где корни. Это что-то совершенно самобытное. Мы закончили пластинку, но я понимаю, что этого мало, никто не купит пластинку с неизвестным именем. Поэтому я рассказываю вам, напишите крупными буквами, чтобы это имя запомнили, и когда эта пластинка появится, пусть помнят, что я очень рекомендую её послушать.

— Вы говорили, что для того, чтобы песня или пластинка стала известной и её начали крутить по радио, её необходимо проплатить, а вам это не интересно и вы не проплачиваете свои песни.

(Макаревич) Мы вообще делаем сейчас бешенный эксперимент с Креольцами. Всё делаем поперёк правил, потому, что считается, что надо сначала пластинку раскрутить на радио, два-три месяца покрутить одну песню, потом добавить вторую, потом показать клип и только после этого выпускать альбом. А мы делаем следующее - 22 ноября мы заканчиваем сведение на Abbey Road, 6-го декабря мы выпускаем альбом.

— А песню с этого будущего альбома вы уже играли в Зеленограде.

(Макаревич) Да, но сыграть песню в Зеленограде - это, в масштабах страны, не раскрутка. Ну, по крайней мере, не сильная :) А вообще впервые, мне кажется, в истории музыки снят клип, при том, что ещё не записана песня. Такого в принципе не бывает. Клип снял Женя Курицын - пожалуй, самый лучший клипмейкер на сегодняшний день. Поскольку унизительно платить деньги за то, чтобы твой клип показывали по телевидению, то, скорее всего, мы его повесим в сети, везде, где возможно.

— На какую песню снят клип?

(Макаревич) Песня называется Диалог на фоне бесконечной ночи или Посвящение Василию Павловичу Аксёнову. Клип очень неожиданный. И вообще я думаю, что это будет рекорд Гиннеса, потому, что от момента окончания записи альбома до выхода пластинки проходит 12 дней. Такого всё-таки ещё ни разу не было.

— Многие ваши песни всё-таки крутятся по радио и их можно часто услышать. Вы их проплачиваете?

(Макаревич) Спасибо большое тем радиостанциям, которые крутят нас. Они это делают бескорыстно, потому, что им, видимо, наши песни просто нравятся.

— В скором времени исполнится 40 лет Машине времени. За это время коллектив не распадался, не прекращал существование. Есть ли уже какие-нибудь планы по отмечанию юбилея?

(Макаревич) Пока нам только 38, мы в 69-м году образовались, 40 будет в 2009. А 40 лет не отмечают.

— В песнях Машины времени, также как и в Оркестре креольского танго тексты имеют большое значение. Тогда как Алексей Whitе Белов в одном из своих интервью утверждал, что голос - просто ещё один инструмент и смысл текста вторичен. Как вы уживаетесь на сцене с такими разными взглядами на то, как должна выступать и звучать группа, коллектив?

Дело в том, что когда мы говорим о стандартах и о блюзе, то там голос - это, действительно, в первую очередь инструмент. Есть разные жанры. Что касается того, что я пишу, то мне казалось, что если В начале было слово, как сказано, а не В начале были ноты, то становится неудобно за умного человека, который выходит на сцену, по-умному с тобой поговорив, и вдруг начинает петь какую-то херню в микрофон. А его слушают тысячи людей! Бывает за него неловко. Мне кажется, что слово какую-то ответственность, всё-таки, несет за собой. Каждое. Особенно сказанное. Особенно так громко.

Тут к беседе присоединился Алексей (White) Белов.


Алексей (White) Белов

— Группу Удачное приобретение, основанную вами в 1970 году, называют первым блюзовым коллективом страны, а вас - отцом московского блюза. Сейчас блюзовых коллективов, более или менее успешных, в стране не мало. Какие группы вы считаете наиболее интересными?

(Белов) Насчёт первого блюзового коллектива я не уверен. Думаю, что где-нибудь, в каком-нибудь маленьком городе, неизвестном нам с вами, есть человек, который играл блюз, допустим, в 65-м году. Просто мы с вами об этом пока не знаем. Как называют, так называют. А вот с Андреем мы практикуем эту музыку с 74-го года, соратники давнишние, поэтому объяснять что-то излишне, мы понимаем друг друга, как говорится, с одного взгляда. Играем мы стандарты, блюзовые, рок-н-ролльные, потому, что это нам нравится самим в первую очередь. Андрей человек всеядный, а этот жанр ему близок и дорог, что называется, с детских лет. Поэтому мы продолжаем эту добрую традицию, а зрителям нравится видеть Андрея и в таком проекте тоже. Была Машина времени, которая играет вот эти вот песни забавные, детские. А мы играем то, что играет весь мир, что на планете Земля, в цивилизованной компании, принимается всегда на Ура!

— Но у вас были и свои песни, написанные вами лично.

(Белов) Были и сейчас остались. Думаю, что если будет у меня всё-таки время и настроение, я, может быть, даже их и запишу когда-нибудь.

— Когда вы начинали исполнять эту музыку, вы были единственными. А сейчас существует уже довольно много коллективов, которые играют что-то подобное. Кого вы считаете наиболее интересным?

(Белов) Да, и я рад, что сейчас есть такие коллективы. Но загибать пальцы и кого-либо называть очень трудно, потому, что люди имеют такой крепкий уровень, появилось много профессионалов, играющих этот стиль. Раньше этого не было. Мы были с Андреем архитекторами, он был архитектором высокого пошиба, учился в институте, а я честно рисовал в качестве чертёжника-конструктора рамки в строительном государственном проектном институте по проектированию текстильной промышленности. ГПИ №1.

(Макаревич) Я даже не знал, что ты там работал! Ты от нас скрывал это? Я-то думал, что у нас там сейшена потому, что это закрытый ящик!

(Белов) Я ненавижу черчение! Почему сейшена? Потому, что там можно было репетировать! Я 7 лет там поэтому проработал!

(Макаревич) Ты умеешь держать в руках рейсфедер?

(Белов) Не рейсфедер, а карандаш точить! :) Я ненавижу чертёжников, архитекторов...

(Макаревич) Ну, я пойду, наверно, раз ты ненавидишь архитекторов? :) Пойду тогда, что ли, что-нибудь спою...

(Белов) Иди-иди! :) А на сегодняшний момент эту музыку играют профессиональные музыканты. Представляете - заканчивает, например, гитарист училище музыкальное и говорит - А я буду играть блюз. Ну и на здоровье. Мы-то играли потому, что нам это жутко нравилось, ведь правильно, Андрей?

(Макаревич) Нравилось - это очень мягкое слово! Мы просто без этого не могли существовать! Это было религией.

(Белов) Мы до сих пор, старые дураки, колбасимся от этого вот чувства, что имеем возможность...

(Макаревич) ...хотя звучим всё хуже и хуже! :)

(Белов) Он скромный! :) Ну, действительно, этот вот край, трепет от гитары, от звучания инструмента, он остался и присутствует. И поэтому, несмотря на годы, несмотря на то, что это сейчас не так модно, как было, допустим, в 70-е годы, когда наши концерты разгоняла конная милиция, когда на свой собственный концерт в архитектурном институте, в котором Андрей учился, я попал с третьего раза, когда, в конце концов, меня перекинули дружинники через забор. А до этого на этом заборе на острые шпили накололась одна девушка. Андрей не даст соврать. А сейчас такого ажиотажа нет. Как Андрей сказал, мы поём стандарты, это англоязычная музыка, и это нам нравится. А мы занимаемся тем, у истоков чего в нашей стране стояли.

— Вам нравится петь стандарты или петь на английском языке? :)

(Белов) Стандарты! :) Я могу петь стандарты и на русском языке, запросто, мне это ничего не стоит. У меня есть песни на русском языке точно на такую же гармонию. Можно сочинить блюзовую или рок-н-ролльную гармонию на английском языке, можно на русском, китайском, грузинском и каком угодно. Но цивилизация расставила точки так, что опера классическая - это немецкий язык. А позже она стала итальянской, и такой осталась. Есть, конечно, переводы, но они совсем не так звучат, согласитесь. И вот принято, что рок-н-ролл надо петь на английском. Можно петь и на русском, у нас поют, называя это рок, в народе говнорок. Есть лучшие люди, такие, как Машина времени, как Женя Маргулис (я его поклонник), у Чижа получалось когда-то... мне нравится, как это у них звучит. А у других - не нравится. А у Женьки - просто замечательно! Он сейчас готовит новую пластинку, жду, когда она выйдет. Она записана с большим оркестром и вообще будет классная, очень интересная, вы услышите. А вот то, что делаем мы, я считаю, что оно должно быть дженуиновое (genuine - истинный, подлинный, неподдельный, искренний. Прим. корр.). А дженуиновое - на английском языке.

— Вы занимаетесь преподавательской деятельностью. Не наступают ли на пятки ученики? Есть ли люди, которых вы научили играть и теперь вам самим приятно их слушать, вы с гордостью можете сказать - моя школа!?

(Белов) Я не учу играть на гитаре стилистически, я могу указать на стилистику. Занимаюсь тем, за что не каждый возьмётся - начинаю с нуля, учу приёмам игры на гитаре. Я делаю так, чтобы пальцы были пластичные, ритмика если не идеальной, то оптимальной. У меня не много учеников, я не беру всех подряд. Не потому, что один талантливее, а другой - нет. Это зависит только от того, насколько человек хочет и насколько у него есть дар к этому. Известных музыкантов я пока не воспитал :)

— Фразы, которые уже набили оскомину: Блюз - это когда хорошему человеку плохо, Когда уходит любовь- появляется блюз - многие люди не разбираются в блюзе и рисуют образ этого стиля по ним. Как вы относитесь к этим фразам? В каком настроении вы пишете и исполняете свои композиции?

(Белов) Это всё чушь. Настроение, конечно, определяется стилистикой блюза, его окраской, минорной или мажорной. Существует же два типа блюза - либо мажорный, либо минорный. Есть люди, которые в мажоре пишут грустные песни, такие как, например, Константин Никольский. У него мажорные песни звучат грустно. Он очень одарённый человек, талантливый. А блюз сам по себе довольно прост. Блюз - это, в первую очередь, классика жанра. Человек, понимающий блюз, во всём остальном тоже разберётся. Потому, что подчас в блюзе слушают не интонации текста, куда он повернёт, а именно интонации мелодические.



Выйдя на сцену, Андрей и Алексей продолжили словесные перепалки. Белов пообещал, что сегодня слушателям будет предложена хорошая музыка: джаз, блюз, ритм-н-блюз. А вот Тонкого шрама на любимой попе и Поворота не будет. Словесная дуэль переросла в музыкальную. Перед некоторыми песнями слушателям расшифровывался их смысл:



Алексей Белов - В этой песне поётся примерно следующее:

В Москве, в отдалённом районе,

В 17-м доме с конца

Хорошая девочка Молли

Тайком с армянином жила...

Музыканты явно играли в своё удовольствие, в клубе царила атмосфера квартирника. Публика, в начале чинно взирающая на сцену из-за своих столиков, довольно быстро раскачалась, Сhattanooga chu-chu и Twist again не отплясывали только ленивые. Ленивых находили и стыдили Девушка, что вы расскажете своим внукам?

После концерта Алексей Белов подошёл и спросил:

— Вам понравилось?

Не то слово! Нереально отожгли!

— Здорово! Значит, не зря :)

Совсем не зря! Это был концерт, на котором очень остро ощущалось, что музыканты испытывают настоящее наслаждение от игры, друг от друга, от группы и репертуара, от публики и зала. Они играли искренне и от души. Дженуиновее некуда! :)



текст: Екатерина Шокурова.
фото: Кирилл Чернов, http://www.zelenograd.ru/doc/read.php?id=234

ФОТОГРАФИИ
 
© 1970-2017 Алексей Вайт Белов и группа Удачное Приобретение www.whiteblues.ru